Tags: economy

СВОБОДНАЯ И ПРЕСТУПНАЯ

В криминальных телепрограммах и криминальных сводках газет выражение «незаконная предпринимательская деятельность» встречается очень часто и уже сложилось в устойчивую словоформу. Зная, что основные средства массовой информации находятся в руках государства и что государство ничего просто так не делает, я решил провести расследование.
Во-первых, если у нас провозглашена свобода предпринимательской деятельности, то как она может оказаться незаконной?
Во-вторых, постоянное упоминание о «незаконности» некоторой предпринимательской деятельности порождает у населения негативное отношение ко всем предпринимателям: пойди, докажи, что у тебя оно законно.

Collapse )

Подрабинек и ветераны

«Правозащитник оскорбил…» Так начинается большинство официальных откликов на статью г-на Подрабинека. Я уже писал, что обвинение в оскорблении – это язык разбойников и оружие разбойников. Идет стандартная накачка общественного мнения, когда под крики об оскорблении и задетой чести (т.е. за слово), готовятся вполне конкретные действия – избиение, грабеж, убийство.
Думаю, нужно уметь говорить, чтобы разбойники не смогли использовать ваше слово против вас. Или не нужно вообще с ними разговаривать. Им нужно показывать силу. Они слушаются только ее.
Ясно, что ветераны борьбы с немецким социализмом и ветераны борьбы за социализм – смертельные враги. Тем не менее, статья позволила представить обе группы ветеранов единомышленниками, которых «оскорбил правозащитник».
Правозащитнику надо быть внимательнее. Не подставляться и не подставлять правозащитников… Так скоро в России слово «правозащитник» станет словом ругательным… если уже не стало:))

 

РАСУЛ И РОДИТЕЛЬСКОЕ СОБРАНИЕ

(Обычная классная комната в обычной школе. Обычное родительское собрание. Обычный состав родителей: мамы, бабушки и двое дедушек. 3-4 минуты тяжелого молчания. Классная руководительница, в дальнейшем К.р., что-то пишет за столом. Входит Расул). 

Р. – Здравствуйте! Я не опоздал? (Смотрит на часы). Нет, не опоздал. 

(Оглядывается). 

Р. – Извините... А где сидит моя дочь? 

К.р. – За 4-й партой... 

(Расул подходит к 4-й парте. Она занята). 

Collapse )

Расул защищает капитал

Что может помешать Расулу? Первое... он неправильно выбрал фасон шапок, слишком дорого платил за сырье, неудачно выбрал рекламу и т.д. Его шапки никто не берет. Неделю не берет, две. А выплаты идут постоянно. Скоро Расул разорился. Помешал Расулу он сам. Не его это дело шапками заниматься. Надо заняться чем-нибудь другим.
– А если он все правильно рассчитал и дела идут хорошо, что еще может ему помешать?
Однажды зашли к Расулу трое парней спортивного вида и сказали... “Так, братан! Ты хорошо устроился. Внаглую делаешь бабки, а делиться не бывает? В общем так, или ты платишь нам по пять штук зеленью в месяц или твоя фабрика сгорит. Понял?”. Расул все понял. Если начнет платить он скоро разорится. Что делать?
– Позвать милицию.
– То есть государство. Пришла милиция и скрутила тех парней. Все нормально. Но вдруг, через некоторое время, Расул узнает, что суммарный налог, который он должен выплатить государству составляет боле половины от его прибылей. Какой уж тут капитал. Лучше бы я договорился с рэкетирами, – думает Расул.
– Допустим, налоги терпимые (!). Что еще может помешать Расулу?
– Выплатил Расул нормальные (?) налоги... Но вдруг государство определило, что у Расула слишком дорогие шапки и, в целях защиты интересов трудящихся потребителей, приказало установить цену не 1000 рублей, а 600. Расул опять разоряется.
– Ну, а если государство не будет вмешиваться в ценовую политику? Тогда все будет нормально?
– Государство (чиновники) все равно что-нибудь придумает.
– Что оно еще может придумать?
– Например, в один прекрасный день, Расул узнает, что государство на те налоги, что он выплачивал, решило открыть собственную фабрику по изготовлению шапок. “Государственную” фабрику!
– Государственных фабрик много. Это же нормально. У нас разные формы собственности.
– Ты говоришь нормально? А Расул подумал-подумал и понял, что это конец. Во-первых, Расул платил налоги не для того чтобы госчиновники на эти средства открыли фабрику, которая станет конкурентом самому Расулу. Во-вторых, в свою фабрику Расул вкладывал собственные деньги, и он рискует собственным капиталом. В случае неудовлетворительной работы Расул будет терпеть убытки. А госчиновники вкладывают в государственную фабрику не свои деньги, а бюджетные, т.е. деньги Расула. Если госфабрика будет работать плохо, то прогорают не деньги чиновников, а опять деньги Расула! Чиновники ничем не рискуют и, поэтому, ожидать от них успешной работы не приходится. Их затраты на производство шапок будут гораздо больше.
– Но товары госпредприятий обычно стоят не дороже, а иногда даже дешевле рыночных.
– Здесь арифметика простая. Допустим, Расул затратил на шапку 1000 рублей. Продает он ее по 1200. А затраты на госфабрике 1500 и продается она их тоже по 1200 руб.
– Но это не выгодно. Госфабрика будет нести убытки.
– В том-то и дело, что на госпредприятиях не бывает прибылей или убытков. Они же используют не свои средства. Дефицит в 300 рублей будет покрываться из бюджета. Государство может даже установить цену на свою шапку в 1000 рублей и тем самым разорить Расула. У Расула нет бюджетных (не своих) денег, которые он мог бы дополнительно вложить. У него свой ограниченный капитал.
– Тогда, получается, государство не может иметь свои предприятия!
– Получается. Более того – оно не имеет права иметь свои предприятия, иначе рынок рухнет. Подумай сам: если возникнет, к примеру, конфликт между госпредприятием и предприятием Расула, где нужно решать спорные вопросы?
– В суде!
– Правильно, в суде. А суд чей?
– Государственный!
– Одно из предприятий, которое судится, принадлежит Расулу. А другое?
– Государству...
– Но, как же так можно! Суд не может быть лицом заинтересованным. Суд не может быть представителем одной из судящихся сторон. Это тебе любой юрист скажет... Да и не юрист тоже скажет...
– Но оно имеет. И всегда будет иметь. Да-а... Дела у Расула не пойдут. А что делать?
– Дела у Расула не пойдут, пока он не начнет принимать участие в контроле за государственным аппаратом.
– Разве Расул может контролировать государственный аппарат?
– Может. Правда, считается, что контроль должен идти через выборы и что Расул – избиратель. Он выбирает власть. Только он еще не знает, что выбирая власть, он выбирает своих разорителей.  

  

Демократия и охлократия. Финансовый кризис - 10.

Это десятая и последняя статья из цикла «финансовый кризис». Пора подводить некоторые итоги. Те, кто читал 9 предыдущих статей, могут подвести их самостоятельно. Если, конечно, они согласны с "моими" выкладками. Несогласные могут читать другие и поддерживать иные мнения иных авторов. Полная свобода выбора. Каждый получает только то, что сам выбирает.

Итак, что является основной причиной так называемого финансового кризиса?

Прежде всего, это бумажные неразменные банковские билеты, называемые «деньгами». (Неразменные – означает, неразменные на золото, на настоящие деньги). Монопольный и бесконтрольный выпуск бумажных «денег» государственными чиновниками и принуждение населения считать их деньгами – здесь корень зла.

Как это было сделано госчиновниками?

В первую очередь, через ликвидацию настоящих денег. Она проходила в несколько этапов.

Вначале – ликвидация частных банков. Ни в Европе, ни в Америке, ни в России частных банков давно уже нет. Введение контроля над всеми банками страны со стороны Центробанка, лицензирование банковской деятельности, запрет банкам выпускать собственные банкноты, приказ всем банкам хранить свои резервы в центральном банке в обмен на госбилеты – это и есть ликвидация частных банков. Потом – «кредитование» банков только банкнотами центрального банка и только на его условиях, отмена обмена банковских билетов (бумажных «денег») на деньги (золото) и, наконец, – запрет оборота настоящих денег – золотых монет и слитков.  

Для чего это было сделано госаппаратом?

Для получения неограниченного контроля над чужими финансовыми средствами и неограниченного, бесконтрольного увеличения собственных расходов.

Как на это огласились владельцы частных банков?

Их купили предоставлением права на безнаказанное частичное резервирование, т.е. выдачу кредита на сумму, превышающую резервы самого банка. И банкиры купились. Когда они поняли, что потеряли свободу, было уже поздно.

Как на все это согласились экономисты?

Часть «экономистов» сама предложила «теорию», по которой эффективность работы рынка как будто зависит от потребления, а эффективность денежной системы от оборота денег и их количества. Этому и сегодня учат вас и ваших детей в госвузах.

Стимулирование роста потребления и увеличение оборота денег должно производиться через удешевление кредита. Дешевый кредит золотом (т.е. настоящими деньгами) невозможен. Следовательно, необходимо отказаться от золотого стандарта, запретить оборот золота и объявить деньгами необеспеченные золотом бумажки центробанка. Выпуск «достаточного» количества банкнот под контролем правительственных чиновников (!) будет, по мнению госэкономистов, способствовать росту производства и большему обороту «денег». Печатание большего количества бумажных «денег» и введение их в оборот через уменьшение процентных ставок на кредит вызовет на начальном этапе инфляцию, признают они. Но позже негативное влияние инфляции уравновесится ростом производства и падением цен… Такая вот теория.

На первый взгляд эта теория меркантилистов, монетаристов и инфляционистов как будто правильна. В самом деле, когда предприниматель берет кредит, то он не может его вернуть на следующий же день. И в самом начале использования кредита наступает некоторая эйфория – повышение текущих затрат – похожее по своему эффекту на понижение ценности денег, т.е. на инфляцию. Но позже, когда предприниматель запустит обновленное производство, новые более производительные станки и новые технологии, то полученная более высокая прибыль поможет ему не только вернуть кредит и проценты по нему, но и неплохо заработать…

Что же здесь плохого, если госаппарат поможет предпринимателям всей страны получить кредит на обновление производства в точном соответствии с «научной» теорией?

В том то и дело, что это уже не помощь, а разрушение. Это примерно то же, что «помочь» спортсмену сильнейшим допингом, убедив его в том, что разрушенное здоровье будет позже восстановлено за счет полученной за рекорд премию… «Помощники» на премиальные от рекорда разбогатеют, но спортсмен ляжет на больничную койку. Конечно, гуманные помощники принесут больному апельсины и окажут помощь семье…

То же произойдет и уже происходит с предпринимателями, которым оказали «помощь» – их ждет финансовый кризис.

Стоимость кредита, как и любая другая стоимость любых других товаров и услуг образуется на свободном рынке при взаимодействии громадного количества хозяев частных экономик. Правильная стоимость заранее никому неизвестна и она не может назначаться силовым решением госчиновников. Это то же, что устанавливать «правильный» вес нажатием пальца на чашку весов под лозунги о том, что если освободить чаши весов, то наступит хаос и поэтому нужно устанавливать госконтроль за правильным весом.

Как на это согласился народ?

Ему объявили, что он и есть власть и его слово – закон. И он согласился на введение «демократической» формы правления, когда под демократией понимается принятие народными представителями «законов»… Конечно, с целью оказания помощи нуждающимся и «справедливого» перераспределения собственности. Здесь полный пакет социальных (социалистических) программ: «бесплатное» образование, «бесплатное» медицинское обслуживание, «бесплатное» жилье, «бесплатные» дороги, «бесплатные» лекарства, пособие по безработице, госпенсии и льготы и т.д. Вера в бесплатное – своего рода религия.

Демократия, говорят, – власть народа. Но это – буквальный перевод слова «демократия» с древнегреческого. Тогда как термин «демократия» означает нечто другое: возможность стать законодателем и судьей человеку независимо от его происхождения, человеку из любых слоев народа. Лишь бы было умение. Это из того же ряда, что и защита права любого человека из любых слоев общества заниматься строительством, педагогикой, медициной, поэзией… чем угодно, лишь бы было умение. Это – свобода выбора профессий. Но если вам позволено заниматься физикой, это вовсе не значит, что вы можете сами придумывать законы физики. Вы можете только их открыть, если сможете. Точно так же, если вам позволено стать законодателем или судьей, это не значит, что вы можете сами решать, что такое закон и что такое правосудие. Вам надлежит это открыть... если сможете.

Установление «закона» и «справедливости» всеобщим голосованием – это вовсе не демократия. Это – охлократия, т.е. власть толпы. Но у нас сегодня демократия как раз это и означает, поэтому я не демократ.



 

ЧЕСТНОСТЬ И ЧЕСТЬ. ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС-9

Как вы посмотрите на человека, который предлагает вам сыграть в карты на деньги и при этом просит вас одолжить ему на игру денег? Смотреть можно по-разному, но садиться играть и тем более одалживать денег нельзя. Это мошенник. Почему?

Мошенник будет всегда в выигрыше. Если он выиграет, то, вернув вам долг, он останется с выигрышем. А если проиграет… Проиграет он вам ваши деньги, не свои. А долг, скорее всего, не вернет – ведь это был не карточный долг. Карточный долг для мошенника, как выражаются разбойники, – это «долг чести», а обычный долг – это добыча. Добровольно они его никогда не вернут.

Жребий, карты, кости – инструмент бесконфликтного раздела добычи разбойников.

Разбойники придумали честь для того, чтобы разрешать конфликты при дележе добычи. Но они используют ту же честь и для того чтобы обирать простаков. Используют как отмычку или кастет.

На отказ дать в долг, они или будут угрожающе спрашивать, – неужели вы им не верите? неужели вы хотите их оскорбить? неужели вы осмеливаетесь задеть их честь? Или с усмешкой начнут восклицать – неужели вы так жадны! неужели вы так трусливы! Т.е. они попытаются задеть вашу честь, сделать вас равным себе, разбойникам. Но они – разбойники-профессионалы, а вы, если согласитесь, станете только разбойником-любителем и поэтому будете биты.

Взятое у вас в долг для разбойников – та же добыча. Они его никогда не вернут.

Разбойники придумали честь, а торговцы придумали честность. Честных разбойников не бывает. Но разбойники придумали еще замечательный ход: обвинять торговцев в нечестности.

А при чем здесь финансовый кризис?

Поверив мошеннику и сев с ним играть на свои же деньги вы очень скоро ощутите этот самый финансовый кризис. Вы будете разорены… Мало того, вы будете нижайше просить мошенника дать в долг несколько монет, чтобы доехать до дома… И будете благодарить его, если он вам что-нибудь даст… из ваших же денег. Если у вас хватит глупости сесть играть с мошенником, то оно для вас так и закончится – благодарностью в адрес мошенника, обобравшего вас.

А что делать? В первом случае показать, что задеть « честь» вы не и не собирались, но денег все равно не дадите, потому что… потому что не хотите. Никакие другие отговорки не пройдут. Вспомните профессора Преображенского: – Купите журналы в пользу голодающих детей Германии. – Не куплю. – Почему? – Не хочу. – Вы не сочувствуете голодающим детям? – Сочувствую. – Тогда купите журналы. – Не куплю. – Почему? – Не хочу.

Во втором случае, когда как будто задевают вашу честь, не бойтесь с улыбкой признаться, что конечно вы жадный и конечно вы боитесь. Ваша «честь» от этого не пострадает, потому что вы не разбойник. И денежки будут в сохранности.

Но главное – не связываться с мошенниками вообще. И как тут не вспомнить Притчи Соломона: «Сын мой! если будут склонять тебя грешники, не соглашайся; если будут говорить: "иди с нами, сделаем засаду для убийства, подстережем непорочного без вины, живых проглотим их, как преисподняя, и целых, как нисходящих в могилу; наберем всякого драгоценного имущества, наполним домы наши добычею; жребий твой ты будешь бросать вместе с нами, склад один будет у всех нас", – сын мой! не ходи в путь с ними, удержи ногу твою от стези их, потому что ноги их бегут ко злу и спешат на пролитие крови».

С отдельным человеком на эту тему можно спокойно поговорить. И даже добиться понимания. Но с народом, когда он бросается защищать свою «честь», ничего не сделать. Убеждение и здравый смысл здесь не работают. Надо дождаться, пока колоссальное множество людей из народа на своей шее не ощутят мертвую хватку вначале «финансового кризиса», а потом голода и войны и только тогда… и то не всегда.

Как же народ попадается в ловушку?

Во-первых, потому что народ. Во-вторых, есть метод – демагогия. Демагогия – это метод провести народ вокруг пальца, как ребенка. Примеры? Пожалуйста.

Для начала метод разрушения международных связей через защиту чести отечества:

«Мы должны защитить нашего отечественного производителя от иностранных конкурентов, которые стремятся захватить наши рынки». Верно? Не верно. Но народ отвечает, что верно и готов платить втридорога за продукцию чьего-то «отца», отказавшись от лучшей и более дешевой продукции предпринимателя, только потому что он «иностранный», т.е. платит налоги не нашему правительству.

Теперь метод задевания вашей чести и призыв к вашему чувству сострадания:

«Для поддержки малоимущих и нуждающихся мы должны разворачивать национальные проекты и выделить деньги на социальную политику государства». Верно? Нет, конечно. Но народ кричит, что верно, увеличивая тем самым число нуждающихся. Ведь нужду не уменьшают ограблением одних и раздачей милостыни другим. Здесь надо не отнимать и делить, а производить и умножать.

Подобных примеров множество… Но фокус в том, что народ, если и согласен на все эти нелепые проекты, тем не менее добровольно своих денег на национал-социальные проекты не отдаст.

А его и спрашивать не будут. За последние полгода у всего народа была отобрана треть всех его накоплений. Безо всяких демагогий. Ну, так народу и надо. Предупреждали же, не надо садиться с жуликами играть в игру под названием выборы и демократия, и тем более доверять им свои деньги. Вот и получили «финансовый кризис».

P.S. Мой племянник «учится» в ДГПУ. Им на лекции по экономике объяснили, что цены растут, потому что некоторые нечестные предприниматели не платят налоги…





 

Махно, Раскольников и Семь самураев. Финансовый кризис-8

Насилие часто почитается как эффективный способ достижения цели и для прикрытия его аморальности говорят не о насилии, а о «праве» на насилие. Главное – получить, добыть, купить, присвоить право на насилие, а там все устроится… В итоге – война.

Под насилием, как уже договаривались, будем понимать убийство, грабеж, разбой, шантаж, воровство, мошенничество, лжесвидетельство. Насилие всегда направлено против собственности. Поэтому права на насилие нет и быть не может. Есть только право на силовую защиту от насилия и насильника.  

Право на силовую защиту себя и своей собственности входит в саму сущность человека, поэтому говорят о неотъемлемом праве человека на силовую защиту.

Но разбойники умудрились это право отнять. Как им это удалось? Нанятые разбойниками «профессора» через кафедры юридических наук объяснили, что силовая защита – это тоже насилие, т.к. здесь тоже применяется сила. А всякое применение силы, мол, есть насилие. Игра слов, и вы уже обезоружены. Как защищаться?

Так как «юридическая наука» объяснила, что защита это тоже насилие, то доверьте это дело нам, – говорят насильники, – и обещают в награду за «доверие» долю с добычи.

И наркотик действует. Народ лукаво подмигивает, мол, если ради интересов народа, если во имя справедливости, то почему бы и не… конечно, не ограбить, а экспроприировать, обложить налогом, установить пошлину, акциз-с… Народ, как всегда, прост и он любит простые решения. Но эта простота из тех, что хуже воровства.

Убийство – самый ранний и самый мощный наркотик. Являясь эффективным средством строительства мира зверя, убийство оказалось не менее эффективным средством разрушения мира человека.

У зверя нет проблемы выбора: убить или не убить. У человека есть. Но как она у него возникла? На ранних стадиях развития этой проблемы выбора, скорее всего, не было. Ведь заповедь «не убий» – возникла относительно недавно.

Раскольников как будто мучился вопросом: высший ли он человек или тварь дрожащая… Высший человек, по его теории, имеет право убить. Но сможет ли он? Если сможет, значит высший… Но проблема эта и вопрос – надуманные, возникшие из неспособности Раскольникова решать житейские проблемы. Раскольников ошибся, и не просто ошибся, а сам, сознательно загнал себя в ошибку. Ведь человек – это тот, кто следует заповедям. Высший человек тем и отличается, что следует заповедям уже подсознательно, автоматически, а не потому что знает. Иного варианта действия у высшего человека просто нет, и у него нет выбора. Человек же низкий знает заповедь, и поэтому он может поразмышлять: убить или не убить… У него есть выбор.

То же и с общественным мнением. Эпизод из фильма о Махно: мать просит его немедленно бежать из села, т.к. утром селяне, узнав о его возвращении, скорее всего, учинят над ним расправу; ведь он – убийца, он убил священника, а из тюрьмы освободился только в результате революции… Махно говорит, что ему все равно. Утром его дом окружают селяне и… поднеся богатые дары, просят стать их защитником. Они знают, что Махно способен на убийство и поэтому считают его лучшим защитником. Они сами убивать не смеют.

Но, став под защиту уголовника, крестьяне сами превращаются в уголовную банду. И теперь им приходится служить Махно. Настаивать на том, что он нанят ими и работает на них за плату, они не решаются. Ведь уголовники не работают по определению. Уголовники не нанимают работников. Они требуют службы за долю с добычи. В результате крестьяне, пытаясь защититься от одних разбойников, попадают в зависимость от новых. С новыми бороться еще труднее. Ведь крестьяне позвали их сами.

То же самое происходило и в нашей республике в начале 90-х. Народ опять ошибся.

Фильм Акиро Куросавы «Семь самураев» как будто о том же. Крестьяне небольшой деревни не умеют защитить себя от разбойников. Они нанимают семерых смелых и умеющих воевать самураев для организации своей защиты. Крестьяне платят им, но не служат им. Они могут отказаться платить, расторгнув договор и начать поиск других защитников. Да, они не свободны от необходимости выбирать – разбойники приходят каждый год. Но они свободны в выборе защитников, они сами решают, кого нанимать и сколько платить. И здесь не происходит замены одних разбойников другими.

Во времена более стабильные и спокойные защита жизни и «право» на убийство для обычных граждан не так актуальны. Актуальны защита прибыли, защита денег и защита от «права» на изъятие прибыли и денег, защита от финансового кризиса. Но кто и как может претендовать на «право» изъятия и перераспределения прибыли? Только народные избранники – законодатели и правительство. Их деятельность и приводит к пресловутому финансовому кризису – гигантскому силовому перераспределению собственности. Но разве они получили право на насилие? Получили. От народа. А имел ли сам народ право на насилие? Нет, не имел. Как же он передал правительству полномочия, которых не имел сам? А, пойди, разберись…

Хотя, если все еще считать термин «народ» действующим, то в рамках этого термина все как будто верно. А что такое народ?

Ужасно не любят, когда я пытаюсь определиться с терминами. Анекдоты уже сложили. Но для людей грамотных и честных, здесь нет никаких проблем. А для неграмотных и жуликов – это кость в горле. Давайте не будем вдаваться в терминологию, – говорят они. Очень интересно. Как же тогда разговаривать, на каком языке? Произносить с важным видом ряд терминов, ничего в них не понимая? Т.е. щебетать, как птицы только для того, чтобы скрыть невежество «профессора» или злой умысел мошенника?

Термин «народ» потерял свою актуальность еще во времена Моисея. Народ – группа людей, объединенных кровным родством, подчиняющаяся одному вождю и имеющая общие ресурсы и цели. Позже первую часть – кровное родство – убрали, оставив вождя, обобществление ресурсов и навязывание единой цели. Кто не согласен идти со всеми – тот враг народа… Народ – любимое выражение фюреров всех мастей. Реанимация этого термина дает «право» на убийство… во имя народа, во имя веры, во имя родины (?!).

Последний рецидив – создание новой общности «советский народ». Один народ – одна партия – один вождь. Результат плачевен. Миллионы убитых и ограбленных, общая деградация, развал страны. А начиналось все опять с финансового кризиса, с освобождения народа от денег. Ведь народу деньги не нужны, все что надо даст вождь.

Но «народа» давно нет. Есть граждане. Каждый гражданин имеет свои интересы, свои ресурсы и свои цели. Правительство и президент гражданам нужны только для защиты от насилия. Но, уболтали опять термином народ под крики о том, что не надо углубляться в терминологию. И все меньше свободных граждан, и все крупнее новая общность – «российский народ», который всегда сплочен, когда есть что отнять и поделить, и который распадается и бунтует, когда наступает финансовый кризис.



 

Деньги и свобода. Финансовый кризис-7.

Лишить человека свободы может только человек. Звери до этого не могут додуматься, точно так же, как звери не могут додуматься до разделения труда и торговли. И лишение свободы не есть только заключение в камеру или ограничение передвижения… Список того, чем не является свобода, можно продолжить, включив в него главный пункт ее противников: «свобода – это не вседозволенность». Как только услышите это, крепче держитесь за кошелек. Он и только он – главная цель ограничителей свободы.
Перечисление негативных определений свободы не приблизит нас к ее пониманию. А можно ли построить позитивное определение свободы? «Свобода – это осознанная необходимость», – утверждали социалисты всех рангов от коммунистов до нацистов, и отправляли в лагеря тех, кто это не «осознавал». Так что, построение позитивного определение свободы тоже может стать первым шагом к ее уничтожению.
Человеческая деятельность – вот ключ к пониманию свободы. Человеческая деятельность игнорируется, замалчивается или отрицается всеми социалистами, начиная с позитивистов, сциентистов, экзистенциалистов и кончая христианскими демократами и исламскими республиканцами. Результат – война, организованный грабеж под лозунгом борьбы за социальную справедливость.
Все люди – человеки. Отрицает этот трюизм насильник – тот, кто крадет, грабит, убивает, лжесвидетельствует, т.е. совершает действия, направленные против свободы, права и собственности другого человека. Этим самым насильник сам отказывается от звания человек. Ведь человек, по определению, это тот, кто следует заповедям не убий, не укради… Но наш социал-насильник оправдывает свое насилие тем, что не все люди –человеки. Тем, что есть люди, которые наоборот – угроза обществу, нации, государству, вере, человечеству… потому что они не подчиняются идее справедливого перераспределения экономических благ, т.е. общественной справедливости, т.е. социализму. Ведь, уничтожение взбесившейся собаки не есть война против домашних животных, – аргументирует наш социалист.
Получился ребус: человека нельзя грабить и убивать, пока он человек, но можно, как только он перестанет им быть… Но, определять, кто все еще человек, а кто уже нет, будет опять человек… А кто должен определять, человек ли он?
Ответ прост: никто.
Если к вам на огород забредет корова вы, наверное, не будете решать вопрос о достаточной мере ее человечности, прежде чем, взяв хворостину, не прогоните ее прочь. Если на отару овец напал волк, чабан, наверное, не будет предаваться философским размышления о превратностях бытия, о справедливости, о том, что волку тоже надо кушать и что волк, конечно, не виноват в том, что… Чабан, если это настоящий чабан, натравит на волка волкодавов.
Не наше дело рассуждать о чужой человечности. Наше дело и дело каждого – защищать свою человечность. Если своих сил не хватает, то для защиты от волков нам надо приглашать профессионалов, волкодавов. Мы сами не шьем себе костюм, не плавим чугун, не вырезаем аппендицит – кто-то из нас шьет, кто-то плавит, кто-то лечит и делает это лучше. Это профессионалы. Мы приглашаем профессионалов, которым мы доверяем, которых мы выбираем и которым мы должны платить. Если, конечно результат нас интересует. Причем, главное здесь – платить должны мы сами, а не кто-то вместо нас. А лучшее средство платежа, изобретенное людьми, – деньги.
Деньги – главный противник насильников.
Насилие и торговля несовместимы. Деньги – главное препятствие на пути диктаторов всех видов. Деньги – первое что уничтожали и уничтожают, приходя к власти, социалисты – от большевиков до талибана, от маоистов до полпотовцев, от нацистов до фашистов.
Менее радикальные социалисты не уничтожают, а пытаются овладеть и управлять деньгами. Они перераспределяют товары и услуги, созданные миллионами людей так, как они считают более «социально справедливым» с помощью… «печатания денег». Государство никогда не откажется от своих социальных обязательств, – говорят они и включают печатный станок на полную мощность.  
Но деньги нельзя производить. Можно производить только товары и услуги. Что именно из производимого станет выполнять функцию денег, и каким будет номинал, заранее никто не знает. Поэтому не может группа чиновников решать, какой именно товар возьмет на себя функцию денег. Это решает только взаимодействие миллионов людей на свободном рынке, это решает человеческая деятельность.
Но по социалистической теории деньги – это не товар. Ведь они считают справедливой формулу деньги–товар–деньги или товар–деньги–товар. Так как социальное государство (чиновники) ничего не производит, не производит товары, то оно будет производить… деньги, ведь «деньги не товар». Отсюда всего шаг до признания деньгами только того, что выпускается государством. А кто с этим не согласен, тот будет объявлен государственным преступником.
«Производя» деньги, власть перераспределяет собственность. Причем, перераспределяет чужую собственность так, как сам собственник никогда бы распределить не согласился. Это ли не воровство? Это ли не грабеж?
Чем отличается силовое принуждение к занятию определенным видом деятельности от силового перераспределения произведенного? Чем отличается рабовладение от грабежа? Первое лишает свободы, второе – собственности.
Свобода – это возможность самостоятельно выбирать вид своей (человеческой) деятельности. Право – это возможность самостоятельно устанавливать правила, по которым будет происходить эта деятельность. Собственность – возможность самостоятельно распоряжаться результатом своей деятельности. Свобода, право и собственность рождаются и умирают вместе. Раздельно они не существуют. И сами по себе они не существуют. Их надо защищать.
Если хотите узнать, насколько защищена ваша свобода, оглянитесь на деньги. Первый и явный признак начавшегося процесса ограничения вашей свободы – это учащающиеся «финансовые кризисы», это «освобождение» вас от денег, это пользование вашими деньгами вместо вас… конечно, во имя социальной справедливости.

   

 

Общество и организация. Финансовый кризис - 6

Спектр политических пристрастий наших сограждан как будто очень широк. От правых либералов, до левых радикалов… Но такого не может быть. Еще вчера они все были в союзе коммунистов и беспартийных. А за 10-15 самим создать себе новую идеологию… На это способны только единицы. Так что, все имеющиеся на сегодня политические течения – разновидности старой идеи под названием социализм. Осознают граждане это или нет – неважно. Ведь, они сами гордо и решительно заявляют, что выступают за «общее благо», т.е. они – общественники, социалисты. А благими намерениями…
В чем ошибка социалистов – коммунистов, национал социалистов, демократов, единороссов, христианских демократов, лево-право-центристов и т.п.
Социалисты считают всех людей равными, а экономические блага – данными. Даже если они будут кричать, что так не считают, это следует из их базовой теории о «справедливом» распределении экономических благ в обществе. Принципы распределения, здесь, могут различаться, но необходимость распределения и регулирования признается ими всеми. Поэтому главная проблема социалистов и социализма – проблема распределения. И именно эта проблема постоянно на повестке дня и Думы, и правительства.
Но люди – разные. Поэтому у них разные предпочтения, разные шкалы ценностей. Кто-то ставит книгу выше новых сапог, кто-то ставит футбол выше балета. Где-то больше древесины, но нет песка, а где-то песка много, но нет деревьев. Предприниматель, как раз занимается тем, что снимает проблему неравномерности: он везет лес в пустыню, чтобы привести оттуда песок… Но ему самому, может быть, не нужно ни первое, ни второе. Он оказывает услугу тем, кто в ней нуждается, взамен получая плату. Он работает и зарабатывает. На заработанное он может приобрести то, что нужно ему самому. И у него нет проблемы распределения заработанного.
Наперед никто не знает что, где и как будет цениться завтра. Нельзя устроить прибыль. Поэтому, истинным богатством во все времена считалось то, что устраивается Богом, а не человеком. Богом данное, а не вождем, президентом, федеральным собранием или народным хуралом. Во множестве языков в слове «богатство» корень Бог.
Каждый предприниматель действует сам, сам рискует и сам отвечает за риск. Позавчера цемент стоил 60 руб. за мешок. Вчера – 360. Сегодня – 190. А сколько он будет стоить завтра? Никто не знает. И кто готов рискнуть? Есть предприниматели, которые давно занимаются цементом и они готовы рискнуть. Они знают, что на рынке есть регулярность, что есть свои законы, которые они сознательно или подсознательно распознают… Но они точно также предполагают, что никто не может искусственно регулировать этот механизм, внося очень серьезные искажения.
Меткий стрелок умеет правильно целиться. Но если кто-то специально сбил мушку на прицеле, то, чем лучше стрелок целится, тем вернее промах. Поэтому хороший стрелок следит, чтобы никто не смел «регулировал» его прицел. То же самое должны были бы делать и предприниматели. Но они, в большинстве своем, одурманены социализмом и голосуют за регулировку рынка, а это искажение ценового сигнала. Действие по искаженному сигналу приводит к краху
Социалисты не различают общество и организацию. Для них общество и есть то, что нужно организовать, регулировать, чем нужно управлять. Но это не так. Это знали еще в Древнем Китае, достаточно почитать Чжуан Цзы. Правда, простое знание не спасает. Пример – история самого Китая.  
Организация создается людьми, имеющими общие цели и согласными объединить свои ресурсы. Организация нуждается в управлении. Ведь цель и ресурсы известны, а правила и действия, которые привели бы цели, – неизвестны. Идет поиск лучшего решения и лучшего руководителя.
Общество, наоборот, никем специально не было создано и никому не известна конечная цель ее существования. Объединение ресурсов для достижения «общественной цели», здесь, немыслимо. К тому же, полной информации о всех «ресурсах» общества ни у кого нет. Управлять обществом невозможно – цель неизвестна и ресурсы неизвестны. Но известны правила!
Общество создает условия для существования множества индивидуумов и их организаций. В нем спонтанно рождаются и отбираются формальные правила взаимодействия индивидуумов, человеков. Сегодня эти правила взаимодействия известны: не убий, не укради, не лжесвидетельствуй… Соблюдение этих правил и есть социальная справедливость, а нарушение – социальная несправедливость. А как будут распределены экономические блага, т.е. результаты человеческой деятельности, будут решать те, кому они принадлежат, т.е. собственники. И это справедливо.
У человека или организации, добровольно созданной группой людей, нет проблемы справедливого распределения. Эта проблема возникает у тех, кто силой завладел чужой собственностью, потому что грабеж изначально несправедлив. Здесь нет и не может быть справедливого распределения награбленного, кроме возвращения его хозяину (ограбленному).
Попытка заорганизовать общество всегда кончается ее гибелью.
Силовое навязывание обществу цели и насильственнее объединение ресурсов миллионов граждан для ее достижения есть тоталитаризм – преступление против человечности (total – всеобщий). Но силовая стадия наступает после идеологической промывки мозгов. Здесь главное, чтобы со всех экранов звучало «мы – наше» и не звучало «я – мое». Наш балет, наш космос, наш футбол, наш автопром, наша нефть…
Чья наша? У меня нет ни одной нефтяной вышки и ни одной акции «нашего» автопрома… У моих знакомых тоже. Но почему я постоянно слышу о падении цен на «нашу» нефть и о необходимости помощи «нашему» автопрому…
Не патриот, – говорят мне и осуждающе покачивают головами. Это и есть идеология в действии.
Для того, чтобы я признал, что дважды два есть четыре, идеология не нужна. Арифметика сама мне все докажет. Но чтобы я признал, что «российский (чей?) автопром» является моим, и чтобы я согласился жертвовать, ради защиты его интересов… здесь нужна идеология. «Все, под руководством вождя, фюрера, генсека, президента к нашей победе!» Над кем победа? К какой победе?
Конечно, к победе того, что названо истинной и конечной целью общества и которая конечно «известна» не только вождям, но и всему народу, который за них голосуют.
Так что коммунизм, социализм, национал-социализм или социальное государство – все едино. Все заканчивается распадом общества, первыми признаками которого являются учащающиеся финансовые кризисы. Финансовый кризис – предупреждение… для тех, кто разумеет.

 

Платное и бесплатное. Финансовый кризис-5

  За бесплатным всегда следует расплата. 
  Может быть, – скажет наш обыватель и ухмыльнется. Ведь у него всегда есть отговорка: мне нужно кормить детей сегодня, а наступит ли расплата завтра – еще неизвестно. Но каждый сегодняшний день – это то, о чем еще вчера говорили, что оно будет только завтра. И для многих это уже наступивший час расплаты. 
  В этой словесной эквилибристике легко запутаться, поэтому попробуем найти опору в простой логике.
  Платят за товар. Товар – собственность, предназначенная ее владельцем для обмена. Торговля – добровольный обмен товарами. Без собственности нет обмена, нет торговли.
  Причина возникновения собственности – ограниченность ресурсов. 
  Перевод ограниченных ресурсов в собственность – единственный способ определения наиболее эффективного его использования с точки зрения общественной необходимости.
  Причина возникновения торговли та же – ограниченность ресурсов и их неравномерное распределение по территории.
  Обмен же  происходит только при условии, что обе стороны считают данный обмен для себя выгодным. Без взаимной выгоды нет обмена, нет торговли.
  Основная ошибка интеллигенции – она против выгоды. Обмен должен быть справедливым, считает она, т.е. равное надо обменивать на равное. Если два топора стоят столько же, сколько одна шапка, то обмен «справедлив». 
  Но при обмене равного на равное прибыли быть не может. Отсюда неверный вывод: если торговец богатеет, значит, он обманывает, ворует. Ведь он отдает то, что стоит тысячу рублей, и получает взамен то, что стоит тысячу рублей. А откуда берется разница, как получилась прибыль? Значит, ворует! 
  Эта ложная посылка порождает другую: наш интеллигент не ворует, поэтому живет бедно, а предприниматели – воры, потому живут богато. Следовательно, нужно у воров отнять и честным раздать. Прежнее распределение через свободную торговлю и свободный рынок нужно ликвидировать как грабительскую. Взамен необходимо построить новую, справедливую систему распределения. Для этого нужна новая теория. Напишет ее, конечно, наша интеллигенция. Маркс – наиболее известный интеллигент. Он написал теорию – научный коммунизм – по которой все распределяется по справедливости. Интеллигенты знают, что такое справедливость. Поэтому они практически все за социализм-коммунизм, за демократию в том ее понимании, что большинство всегда право. И что нуждающимся надо дать, только потому, что они нуждающиеся. И жильем, образованием и медицинским обслуживание надо обеспечить… бесплатно, через закон, ибо гуманизм! 
  А где все это взять? Отнять у воров и грабителей, т.е. у предпринимателей. 
  Все логично? 
  Нет, конечно!
  Почему нет? 
  Хотя бы потому что, по этой логике получается, что все экономические блага производятся ворами и грабителями. Ведь социал-мыслители только создают теории перераспределения, но ничего сами не производят. Нуждающиеся тоже ничего не производят – не умеют или не хотят, иначе бы не были нуждающимися… Уголовники не производят принципиально. Производят только предприниматели. Но именно их и записали в грабители.
  Почему в грабители? 
  Потому что они требуют платы. Они против бесплатного… т.е. они против принудительного бесплатного. 
  Частная типография получает письмо из центральной библиотеки с требованием высылать ей по 3 бесплатных экземпляра каждой выпускаемой книги. Рассылка тоже за счет предпринимателя. Предприниматель против, потому что, во-первых у него нет ничего бесплатного, во-вторых книги не его, а автора-заказчика и он не может без его ведома рассылать его книги. Библиотека настаивает на своем, ссылаясь на вдруг вступивший в силу Закон РД за №48 от 30 октября 2008 г. и угрожает санкциями… Но это грабеж. Грабеж по закону. И добрые тетеньки и дяденьки работающие в библиотеках, читающие книжки, ратующие за гуманизм становятся пособниками грабителей… 
  Может, они это не осознают? 
  Прекрасно осознают. Более того, «закон» принят, скорее всего, по их инициативе. Ведь они за гуманизм, за то, чтобы люди имели возможность почитать книжки в их библиотеке, а книжки – это так гуманно, особенно если дети читают… И, конечно, книжки должны быть бесплатны… Что, этим предпринимателям трех книжек для детей жалко?
  Книжки – это важно. Но хлеб еще важнее. А жилье? А одежда? Разве это не важно Так, ради гуманизма давайте по три батона с каждого клиента, и по три квартиры с каждого новостроя бесплатно, нуждающимся… А еще лучше – давайте ВСЁ в общак, бесплатно, а оттуда – всем нуждающимся, по справедливости, через спецраспредилитель… Кто распределять будет? Конечно наши гуманисты!
  Особенно важно образование раздавать. И раздавать так, чтобы всем досталось. А то в столицах оно доступно почти всем, а в регионах не всем… И конечно бесплатно. Школы надо бесплатные… То, что бесплатное образование дети не берут – это неважно. Главное квитанцию выдать, диплом, и отчитаться за зарплату по бесплатной раздаче образования… 
  А родители… Так эти простаки думают, что диплом и есть образование… И за него платят… Какая коррупция?.. Добровольно платят…. За бесплатное…
  Но школу надо содержать: водопровод, канализация, тепло, электричество, ремонт, мебель – это деньги. Зарплата учителям – тоже деньги. Как же получается, что бесплатно? Так, из госбюджета. А в госбюджете откуда деньги? Так, из налогов. А налоги кто платит? Так, предприниматели. Значит, не бесплатно? Да, для предпринимателей не бесплатно. Зато для всех, с кого не взимают налоги – бесплатно. А это кто? Это – бездельники, уголовники, госслужащие и чиновники. У бездельников брать нечего. Уголовники, понятное дело, налог с добычи не в госбюджет платят. А госслужащие и чиновники получают жалованье из самого госбюджета, т.е. с чужих налогов. Выходит, для предпринимателя бесплатная школа в четыре раза дороже, чем частная платная. Если бы не было бесплатной «общеобразовательной», они бы только за своего ребенка платили. А так… То же и с медициной и вообще со всем «бесплатным».
  И кто это придумал? 
  Добрые тетеньки и дяденьки, которые за гуманизм, за бесплатное… и их большинство. А тут опять выборы, голосование и принцип – «большинство всегда право», демократия… 
  Но если производит один, а едят четверо и они же командуют, то очень скоро наступает «финансовый кризис», когда за бесплатное наступает расплата.