Давуд Зулумханов (davud_z) wrote,
Давуд Зулумханов
davud_z

КАК РЕШАТЬ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ЗАДАЧИ

ИЛИ ЗАКЛЯТИЕ АКАДЕМИКОВ ОТ ОБЩАКА

Будучи учителем физики в средней школе, получил я как-то в конце первого полугодия выпускной класс. В классе было много толковых учеников, и они уже начали подготовку к экзаменам. Со своим прежним учителем они на каждом уроке занимались в основном решением задач. Это была тяжелая работа, класс часто сидел подавленный, а учитель ругал их за нерадивость: «Такую простую задачу решить не можете». Учитель считался очень сильным физиком: «Он решает задачи, которые никто в классе не умеет решать!»

Первые шесть уроков, в течение которых изучалась очередная глава учебника, задач с учениками я не решал. Меня вызвал директор и сказал, что на меня поступила жалоба: я не учу решать задачи, а детям надо сдавать экзамены. Детям я ничего не сказал. Но вот изучение главы закончено, а в конце главы предлагаются для решения 12 задач. Шесть из них мы решили быстро устно, четыре успели решить письменно в классе, а решения двух последних разобрали, но закончить их было задано на дом. Дети на это среагировали своеобразно: мол, слишком легкие задачи попались, вот в предыдущей главе задачи были посерьезнее. Я попросил показать мне эти задачи. Потом не пожалел времени на разбор двух параграфов, где рассматривалась теория, к которой относились эти задачи. К удивлению самих учеников эти задачи тоже были решены ими самими. Устно! Я доказал ученикам, что сложность решения задач по физике была организована прежним учителем искусственно, для поддержания своего липового авторитета.

Вспомнил я этот школьный эпизод анализируя результаты последней встречи с общественностью и диалоги со студентами и аспирантами в частности. Особенно с изучающими общественные науки: историками, юристами, экономистами, социологами и т.д. Их аргумент в споре: «Мы так считаем!» или «Так считают такие-то авторитеты!» А почему вы или те авторитет так считают? На разговоры тратить время некогда: все заняты серьезным делом: решают задачи или просят показать мой вариант решения задач. На мое замечание, что вначале хорошо бы с теорией разобраться, все досадливо морщатся и понимающе переглядываются: «Опять этот ужасный Д.А. сел на своего конька! Ну, сколько можно играть словами, давайте практическим делом заниматься!»

Когда-то, давным-давно, еще во времена древних шумеров, в математике не существовало такого понятия, как «доказательство». Решение математической задачи сводилось к следованию определенной последовательности расчетов. И у каждой задачки была своя последовательность. Задачек было великое множество. Заучивать все последовательности для всех задач была непосильная для простого смертного работа. Более того, у каждого «математика», была своя последовательность.
Насколько верен будет полученный таким образом результат, проверялось, если это было возможно, практикой и зачастую зависел только от авторитета древнего математика. Так что верховный жрец бывал прав не потому что он прав, а потому что он верховный жрец. Древние греки (Пифагор) ввели в математику понятие доказательства. Теперь с помощью одной доказанной теоремы можно было решать множество задач. Прогресс налицо. Но этот прогресс больно ударил по дутым авторитетам. В математике, каким бы авторитетным ни был деятель, ему не достаточно сказать, что он так считает, он должен доказать. Поэтому в естественных науках шарлатаны встречаются крайне редко. В науках общественных ситуация иная.

В общественных науках, как в математике до Пифагора, еще нет понятия доказательства. Для каждого случая, для решения каждой общественной задачи выносится определенная последовательность суждений, которая подкрепляется только авторитетом «известного» деятеля. И очень часто потом жизнь показывает, что деятель ошибался. Но это – после. Иногда после смерти авторитета. Если учесть, что от верности решения общественных задач зависят судьбы и жизни миллионов, то подобная практика решения задач крайне губительна. Ошибки романовых, лениных, сталиных, брежневых, ельциных дорого стоили нашей стране. А как узнать, сколько будет стоить нам нынешний президент? Неужели опять об этом мы узнаем только потом, задним числом, когда уже ничего нельзя будет сделать? И какой простор для мошенников. Как запросто можно стать доктором, профессором, академиком общественных наук… не доказав ни одной теоремы. Надо только с серьезным видом наговорить словесную абракадабру о крайне серьезных проблемах особого этнополитического региона с депрессивной экономикой переходного периода… ну и о построении гражданского общества в рамках народных традиций, преемственности, духовности и демократии с национальным лицом ради спасения нашего молодого поколения.

Ясно, что подобные «ученые» начнут биться в истерике, если попросить их представить хоть какие-нибудь основы и доказательства, на которых строятся их выводы и их работы. Разговор сразу перейдет на личности и оскорбления. «Когда у нас не хватает аргументов в споре с нашими оппонентами, мы поливаем их презрением…»
А теоремы в общественных науках уже есть. Правда, нужно время, чтобы они были самой общественностью приняты…

Наше общество очень терпеливо. Оно готово терпеть на своей шкуре любые эксперименты любых шарлатанов, лишь бы у шарлатанов были деньги и власть. «Доколе!» Наверное, пока от экспериментов не вымрут окончательно и не освободят территорию для более продвинутых народов.

Домашнее задание.
Теория. Вначале устанавливаются аксиомы. Аксиомы – утверждения, не нуждающиеся в доказательствах. Потом, приводится теорема. Если путем последовательных логических суждений теорему можно свести к аксиоме, то она доказана.

Аксиомы.
1. Смысл жизни и конечная цель человечества никому из смертных неведомы.
2. Каждый имеет право на собственный поиск истины и поэтому на свободу слова.
3. Права, свободы и собственность человека - высшая ценность и не могут нарушаться ни при каких условиях.
4. Экономические блага – результат человеческой деятельности.
5. Человеческая деятельность использует ограниечнные ресурсы.
6. Процветает система, в которой ресурсы постоянно переходят из рук менее эффективных в более эффективные.

Задача. Предложите модель политического устройства, в которой ресурсы постоянно переходили бы из рук менее эффективных в руки более эффективные, не нарушая приведенные аксиомы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 48 comments