August 29th, 2009

Финансовый кризис и формальная логика-2

Банковские билеты не деньги по определению. Это лишь квитанции, подтверждающие, что в данном банке хранятся ваши деньги. Это обязательство банка выдать вам деньги по первому требованию при предъявлении банкноты. На долларах – квитанциях Федерального резерва США – стоят подписи казначея и секретаря казначейства. (На рублях – билетах Банка России – вообще никаких подписей нет). Так было в приличных странах когда-то.
Сейчас приличных стран не осталось. С 1933 года банкноты Федерального резерва (бумажные доллары) перестали обмениваться на золотые монеты американским гражданам, а с 1971 года доллар не погашается золотыми слитками иностранным государствам и центральным банкам. В СССР и России бумажные рубли не обменивались гражданам на золотые монеты никогда.
Квитанции будут считать деньгами только по принуждению. Это называется «законное платежное средство», т.е. то, что обязывают считать деньгами по закону. Такое вот извращенное понимание закона.  
Квитанций можно напечатать сколько угодно. Денег изготовить сколько угодно нельзя, иначе это не деньги. Если можно будет изготавливать золота сколько угодно, то оно перестанет быть драгоценным металлом и перестанет исполнять функцию денег. Его заменит что-то другое. Но это если на рынке нет насилия.
Законы, принуждающие считать квитанции деньгами и запрещающие оборот настоящих денег (золота) были приняты практически во всех современных государствах. Тем самым, имея монополию на печатный станок, государства получили инструмент по систематическому ограбления населения в невиданных прежде масштабах. Каждый «финансовый кризис» – это время расплаты населения за растраты государства.
Как образуется кризис и что такое рецессия.
Продолжая логику предыдущей статьи, если вы ее принимаете, получаем следующее: образование Федеральной резервной системы дает возможность смело печатать любое количество банкнот. Но напечатать - мало. Надо как-то пустить их в обращение. Как? Только понижением процентных ставок по кредиту ниже рыночного уровня.
Дальше, опять логика: предприниматель получает сигнал – появились дешевые кредиты. Что он делает? Спросите любого предпринимателя, он ответит: надо брать кредит и обновлять основные средства, т.е. покупать новые станки, оборудование, расширять площади, открывать филиалы, строить. Почему?
Если сегодня себестоимость единицы моей продукции 10 долларов, а продать ее можно за 14 долларов и на старом оборудовании я выпускаю 1000 единиц в месяц, то прибыль составляет 4 тыс. долларов в месяц или 48 тыс. в год.
Допустим, новое оборудование стоимостью в 50 тыс. долларов позволит удвоить производство. Если взять кредит в 50 тыс. под 20% годовых, то через год я должен вернуть 60 тыс. долларов. Заработать за это время можно дополнительно только 48 тыс. Можно рискнуть и взять кредит, а можно поработать на старом оборудовании еще немного.
Но если процентная ставка упала до 5% в год, то ситуация иная – вернуть надо только 52,5 тыс. Кредит можно смело брат.
А где кризис?
Кредиты дешевые и их много, очень много. Сотни тысяч предпринимателей смело берут их. На рынке бум. Новые предприятия, новые рабочие места, а значит и высокие зарплаты, новые дома… Итак, я купил новое оборудование. Но так сделали еще тысячи других предпринимателей. Мои конкуренты тоже. Это значит, что продукции на рынке стало очень много и это приводит к падению цен. Единица моей продукции стоит на рынок уже не 14 долларов, а 12. Прибыль уменьшилась вдвое, до 24 тыс. в год. А вернуть я должен те же 52,5 тыс. Если не верну вовремя, то будут санкции. Что делать? Надо срочно продавать часть оборудования, производства, помещений, сокращать персонал… Но та же история и на других фирмах. Следовательно, цены на оборудование тоже упадут, и я уже не могу его продать по приличной цене… вообще не могу продать, потому что все продают.
Рынок начинает ощущать острую нехватку наличности для срочных платежей. Федеральная система печатает еще бумажек и уменьшает процентную ставку до 2% годовых. Рынок оживляется. Но ненадолго. Ведь ставка искусственная, не рыночная. Опять наступает кризис. Процентную ставку опускают до 1%.
Ясно, что долго так продолжаться не может. В какой-то момент процентную ставку придется поднять ближе к настоящей. Здесь и разразится настоящий кризис – начнется обвальная рецессия. Все, что было неверно набрано, придется вернуть с большими потерями. Похмелье будет тяжелым. Но это похмелье на чужом пиру. За ошибки Федеральной системы (американской ли, европейской ли, российской ли) придется расплачиваться миллионам предпринимателей. В выигрыше только чиновники госаппарата. У них все прекрасно. Они самодовольно предлагают «госпомощь» предприятиям, попавшим по их милости в беду. Причем помощь за счет средств, которые были у предпринимателей таким мошенническим образом похищены. И немедленно следуют политические заявления, что мол, видите, до чего свободный рынок доводит и что надо его сильнее госрегулировать. Но именно госрегулирование порождает кризисы!  
В России, с ее еще слабой рыночной системой, хорошо известно, что такое инфляция. То, что цены все время растут из-за выпуска необеспеченных бумажных денег – как-то понятно и к этой схеме немного приспособились. С рецессией еще только предстоит познакомиться.